?

Log in

No account? Create an account

Mon, May. 12th, 2014, 02:30 am
#433

на странице пятнадцать
у ангела отказывает
депривационный сканер
затекают крылья
и он отправляется
на биатлонную трассу
где его шальной пулей
убивает юноша Родченко
у которого тот же миг погибает
брат-близнец
на странице пятьдесят шесть
спасённый герцогиней барсук
под видом её слуги навещает
самого Вещего Ганса
по воле случая
Ганс открывает ему тайну:
цепь мировых событий
движима зубцами
нефритовой шестерёнки
ровно на три мили к северу
от самого человечного человека
на заданный исторический
период
на странице семьдесят один
шестерёнку
ценой шестнадцати жертв
находят
и в гондоле дирижабля
начинается ритуальная оргия
дальше
руководствуясь инструкцией
находят
и самого человечного человека
его вербуют в вальдтойфели
на службе у сил зла
он обретает любовь
но дама его сердца
приговорена
к принудительному дроблению
с последующим внедрением осколков
в сердца его соплеменников
самый человечный человек
бьётся за свою любовь
тщась вернуть ей
целостность
зовут его Пол Пот
на странице сто сорок
юноше Родченко
из-за теологического курьеза
со смертью брата-близнеца
дают одно желание
желание он безотчётно
загадывает во сне
шепча: «дождичка бы…»
хляби небесные разверзаются
ухудшается видимость
и барсук
поменявшись телами с герцогиней
делает ковчег
по смутным разъяснениям Вещего Ганса
между тем
сбежав от правосудия
самый человечный человек
проходит
сам того не ведая
три испытания
и спасается на корабле
вместе с барсуком
в обличье герцогини
на странице сто восемьдесят пять
дождь заканчивается
на странице двести сорок четыре
вода спадает
и ковчегу остаётся
самую малость до земли
когда ему пробивает дно
злосчастная нефритовая шестерёнка
а значит
горе-корабль
обречён вращаться
насаженный на нее
ведь самый человечный человек
к северу от которого
она изначально находилась
и которому сообщала силу
сделался дополнением к ней
тогда как должно быть
ровным счётом наоборот
поэтому
ввиду метафизического парадокса
шестерёнка будет вращаться вечно
на странице двести восемьдесят
и последней
мы понимаем
что таким причудливым образом
кажется
автор хотел нам дать
свою версию
возникновения колеса сансары
ну очень остроумно
ну пиздец как
мы вклеиваем в книгу страницы
двести восемьдесят один
двести восемьдесят два
двести восемьдесят три
выпытываем
у бармена в заведении
где часто бывает писатель
адрес, на который тот
нахлюставшись
обычно просит заказать такси
(он немолод и чурается
современных технологий)
берём книгу со вклеенными
дополнительными страницами
ручку, бейсбольную биту
и становимся не первым в мире
но, пожалуй, лучшим
навязанным автору соавтором
наверное
это подразумевал Бахтин
говоря о диалогичности дискурса
ну точно
ну конечно